виртуальная реальность

Демиурги будущего мифа

У разных народов мира есть свои легенды про Золотой век. Тогда на Земле жилось лучше, и жители были особенными: обладали способностями, о которых нам сегодняшним глупо даже мечтать. Не старели по пять тысяч лет, а багаж переносили телекинезом… Это потомкам осталась исключительно мускульная сила, да и та — не слишком великая.

Зато мы можем начинать выдумывать легенды про Золотой век Интернета, шифровать их и прятать там и сям по всей сети. Чтобы желающие могли искать не только Шамбалу или, скажем, Атлантиду, но и истории про обитавшую когда-то в виртуале магию.

Потому что на заре своего существования Паутина связала людей, которые в легендах вполне сойдут за волшебников. Из Канады, Конго, Аргентины — отовсюду. Из нашей страны.

Поколения землян с богатым воображением бились, пытаясь открыть окружающим то, что они навоображали себе в своих головах. Вычерчивали контуры летательных машин, разыскивали метафоры для баллад, травились собственноручно нахимиченными красками, придумывали нотную грамоту и толковали о пятимерном пространстве языком математических формул.

А окружающим и после всех объяснений выдуманное казалось пустым. Нет в реальности — не может быть нигде?

Но потом в дополнение к нашей реальности появилась виртуальность. Которая, конечно, не оживила пятимерные точки или драконов. Зато люди, умеющие представить, нашли друг друга. Ведь кроме них в сеть поначалу мало кто совался (зачем кому-то было).

Мифологию с математикой (драконов с точками) естественно держать вместе, тут нет ошибки. Бытует стереотип, что фантазия противоположна холодному рассудку, а душа — мысли. Он возник отчасти от непонимания хода мыслительных процессов, но в основном — от искусственно запутанной терминологии.

Воображением зарабатывают свой кусок хлеба и художники — любители антропокотиков, и конструкторы космических кораблей. «Люди творчества» и «люди рассудка» — одного поля ягоды. Сомневающиеся пусть попробуют объяснить, в чем разница между душевнобольными и умопомешанными 🙂 То-то и оно.

Недаром ученые любят фантастику. И программисты-практики — тоже. Те и другие были в первой волне пилигримов, заселявших — создававших! — виртуальную реальность. Были и другие. Наконец-то увидевшие синий восход над планетой с арками колец поперек небосклона. Давно намечтанный, а теперь — виртуально реальный. Или вытянувшие приятеля-домоседа в тропические дебри следом за собой, невзирая на его офлайн-работу.

Свершился тектонический сдвиг. К воображаемому почти удалось прикоснуться, понимающие люди собрались вместе, а перспективы выглядели безграничными.

***

С развитием технологий, с появлением новых продуктов в виртуал ринулись и другие. «Ого, теперь и нам понятно, это же правда здорово!» Оценили многие — но не все! И старые стереотипы остаются все еще крепкими. Виртуальное — воображаемое — ненастоящее — ненужное — вредное.

«Что за дурацкий способ убить время!», «Вернитесь, ваша жизнь здесь!», «Не заменяйте реальность суррогатом!», «Спасайте детей!» — под такие лозунги схлопывается горизонт.

Штука в том, что ценность воображения совершенно разная для разных людей. Видимо, это врожденная особенность. Взять хоть книжки: кому-то они — поощрение, а кому-то — наказание; и так было всегда.

Поэтому часто обсуждение проблем Интернета скатывается к тезису «виртуальное, воображаемое — все это чушь, а чушь не имеет ценности и даже вредна, потому что зря отнимает ресурсы (время/деньги/мозговую энергию…) личности». Идет ли это обсуждение на парламентской площадке, где готовят очередной закон про Интернет; в кругу родителей, озабоченных преступлениями против детства; или на конференции психиатров, посвященной зависимостям.

Самое время повторить мысль: уйма людей зарабатывает собственным воображением свой кусок хлеба. И Интернет здорово добавил им инструментария.

Да, отдельные личности всегда что-то придумывали, но прежние попытки поделиться, донести придуманное до других или понять, что там эти другие себе представляют, хоть как-нибудь — даже через специально созданные новые языки — все эти попытки веками не давали такой эффективности. Только рождали мечты о телепатии и объединении сознаний.

Если сейчас растоптать виртуал (запретить — закрыть — ограничить — побороть) — наступит конец мира. Первого из дополнительных миров, достигнутых человечеством. Первого, куда смогли попасть разные люди одновременно, чтобы быть там совместно; как и положено в мирах.

***

Сетевой апокалипсис нам, если начистоту, вряд ли грозит. А вот структура интернет-народонаселения уже изменилась.

Пользователи (буквально, без подтекстов — пользователи) заселяют открытый мир, обустраиваются. Те демиурги, которые просто хотели сделать придуманное чуть ближе к реальному — и сотворили виртуал, — демиурги растворяются в толпе.

Как быстро промелькнула их золотая эра.

Светлана AN

*По случаю ДР